пятница, 10 февраля 2012 г.

Погиб Поэт...

Сегодня 175 лет назад у России не стало Александра Сергеевича Пушкина...



Михаил Лермонтов
СМЕРТЬ ПОЭТА

Погиб поэт!- невольник чести -
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..

Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде... и убит!

Убит!.. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь... Он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навел удар... спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?... издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!..

И он убит - и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей?..

И прежний сняв венок - они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
И умер он - с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.
_____________________

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда - всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли, и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

1837

Интересная работа о последних днях жизни Пушкина.

4 комментария:

  1. Из чьей руки свинец смертельный
    Поэту сердце растерзал?
    Кто сей божественный фиал
    Разрушил, как сосуд скудельный?
    Будь прав или виновен он
    Пред нашей правдою земною,
    Навек он высшею рукою
    В «цареубийцы» заклеймен.

    Но ты, в безвременную тьму
    Вдруг поглощенная со света,
    Мир, мир тебе, о тень поэта,
    Мир светлый праху твоему!..
    Назло людскому суесловью
    Велик и свят был жребий твой!..
    Ты был богов орган живой,
    Но с кровью в жилах... знойной кровью.

    И сею кровью благородной
    Ты жажду чести утолил —
    И осененный опочил
    Хоругвью горести народной.
    Вражду твою пусть Тот рассудит,
    Кто слышит пролитую кровь...
    Тебя ж, как первую любовь,
    России сердце не забудет!..
    -----Ф. Тютчев

    ОтветитьУдалить
  2. Дума на смерть Пушкина

    Великий Рим! ты в скорби час
    Постиг, что́ Гения утрата,
    Ты слезы лил, когда погас
    Твой лебедь сладостный Торквато.
    Ты б и теперь, великий, дал
    Народу грустному десницу
    И нашей скорби колесницу
    Ты б с нами вместе провожал!

    Главу ты гордую склонял
    Пред тем, кто истинно был славен;
    Везде талант ты ободрял
    И мнил, что гений всюду равен.
    Так, благородный гражданин!
    Тебе совместны эти чувства,
    И чтит душою славянин
    Тебя, как колыбель искусства.

    Но вы, упадшие душой,
    Челом поникшие — разврату!
    Вас веселит преступный бой,
    Вы нашей тешитесь слезой;
    Вы рукоплещете собрату —
    Преступнику, кто сокрушил
    Своей рукою дерзновенной
    Кумир, для русского священный,
    И Русь в унынье погрузил.

    Убийца Гения, он мнил,
    Что, стоя смерти на пороге,
    Он не убийство совершил,
    Коль жизнь его была в залоге.
    Враждою сильной пламенея,
    Преступник жертвовал собой
    И в дикой ярости злодея
    Он равным зрел — неравный бой!

    Отринутый презреньем света,3
    Пришлец бесславный, всем чужой,

    Он поднял руку на поэта
    И, став при двери гробовой,
    Свершил удар, — но рок ужасный
    Ему отсрочил казни час,
    Он жив — а лебедь наш прекрасный
    В начале дней своих — погас!

    Погас! и смолкли дивны звуки;
    Не взвеселит он больше нас,
    В нем заглушили песни муки,
    И страшен был последний час!
    «Как пальма, смятая грозою»,
    Сокрыв страданье от людей,
    Он лишь к друзьям взывал с мольбою
    Слова последние: «скорей!».

    Так, наше солнце закатилось!
    Так, луч поэзии погас!
    Того уж нет, кем Русь гордилась,
    Кто дивный светоч был для нас!
    Чья песнь, как проповедь святая.
    Пленяла русские сердца, —
    Тем жизнь окончена земная;
    Он в лоне мира и Творца.

    Ликует смерть, похитив славу,
    Убийца в ужасе стоит!
    Объяла горесть всю державу —
    И песнь надгробная звучит!
    Могила свежая разрыта;
    Земля, гордясь, готовит сень,
    И, белым саваном покрыта,
    Нисходит к ней святая тень.

    Свершилось все: певец угас!
    Он спит под сенью благодатной!
    Да будет Меккою для нас
    Святой Горы песок отрадный!!а
    Да будет тих величья сон, —
    Как в час явления денницы
    Заря осветит небосклон, —
    Так светит луч его гробницы.

    Туда зовет родная тень!
    Туда душа моя несется!
    И, мнится, там светлее день,
    И сердце славою упьется!
    Туда, туда!.. но не дерзнет
    Стопа убийцы вслед за мною
    Переступить святых ворот
    И прах его омыть слезою!

    Злодейству места с славой нет!!
    Тобой там воздух заразится;
    И под пятой завянет цвет,
    И кровь святая задымится!!
    Твой жребий — Каина удел!
    Бежать тех мест, где злодеяньем
    Ты положил себе предел
    И осудил себя изгнаньем!

    Беги, злодей! Терзай себя!
    Здесь не взведут тебя на плаху!
    Земля чуждается тебя —
    И твоего не примет праха!
    Да будет казнь тебе одно:
    Багрить над грешным изголовьем
    Твое кровавое пятно,
    И всех проклятие — надгробьем!
    -----Неизвестный автор

    ОтветитьУдалить
  3. Свершилось, радуйся, о просвещённый век!
    Поэт, сражённый пулею коварной,
    Направленной рукой неблагодарной,
    Честь отстояв, упал в кровавый снег.

    Ах, Пушкин, Пушкин! Знал ли, ведал ты,
    Что станешь жертвой подлости жестокой,
    Мишенью грязной, злобной клеветы,
    Там, где сошлись дороги Запада с Востоком?

    Над Чёрной речкой белые снежинки
    Мелькают погребальным покрывалом,
    Здесь тьма и свет сошлися в поединке.
    Засыпан порох. Пули, словно льдинки.
    Барьер намечен. Дело лишь за малым…

    Он шёл к барьеру, ясно сознавая,
    Что через миг в глазах померкнет свет,
    Колючий ветер, кудрями играя,
    Настойчиво шептал: "Крепись, поэт!".

    Барон Д"Антес… Холёная рука.
    Заряжен пистолет. Курок на взводе.
    Шаг, выстрел – наобум, исподтишка!
    Поэт сражён, как птица на излёте.

    Огромная, доверчивая птица…
    Как горько умирать в расцвете лет!
    На белый снег по капле кровь сочится,
    В глазах туман. Но поднят пистолет!

    Он выстрелил вторым, теряя силы,
    Победно вспыхнул, ранив подлеца!
    Беспечный сын страдалицы-России
    Себе остался верен до конца.

    Он лишь не вынес в одиночку бурной гонки,
    Безумной гонки дивной жизни сей.
    И… окружён заботой нежной жёнки,
    Угас в кругу друзей…
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

    Пройдут года. Россия с ужасом поймёт,
    Что на распутьи потеряла сына.
    Не царь, не "высший свет" – её народ
    Лишился и Певца, и Гражданина.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Пронзительно...
      Автор этого стихотворения тоже не известен?

      Удалить