пятница, 13 сентября 2013 г.

Прощать взаимно недостатки и ценить бы то, что есть в каждом... К разговору

В. Высоцкий и О. Даль
в ролях фон Корена и Лаевского
     Для Чехова важен отдельно взятый человек с его проблемами, писателю присуще обостренное восприятие скоротечности и хрупкости человеческой жизни, мудрость приятия его неизбежного хода. Чехов видит в каждом человеке не материал для подтверждения той или иной идеологии, а единичный мир, который требует своего, не приложимого к остальным решения жизненных противоречий.
     Неясность самосознания, непонимание действительных мотивов собственного поведения – вот истинная причина столкновения героев – они враждуют потому, что им присущи одни и те же человеческие недостатки. Нет реального общего дела или общей ценности, люди объединены случайностью, каждый живет своей жизнью и поглощен своими частными интересами. Герои разобщены, поэтому центральное событие не оправдывает и не исчерпывает их. Каждый человек порознь, преследуя свои частные жизненные цели, сталкивается с трудностями, общими для всех. Всеобщее стремление чеховских героев – казаться в глазах своих и окружающих чем-то, что не является их действительной сущностью. Роковым образом разум – образование и культура – начинают служить не добру, а злу. Путь чеховского героя – это путь к самому себе...
   Об этом чеховская "Дуэль" - там о противостоянии двух людей, Лаевского и фон Корена, с противоположными мировоззрениями, с разными представлениями о том, в чём он, этот самый смысл жизни... 

- Я пустой, ничтожный, падший человек! Воздух, которым дышу, это вино, любовь, одним словом, жизнь я до сих пор покупал ценою лжи, праздности и малодушия. До сих пор я обманывал людей и себя, я страдал от этого, и страдания мои были дешевы и пошлы. Перед ненавистью фон Корена я робко гну спину, потому что временами сам ненавижу и презираю себя.
Лаевский опять в волнении прошелся из угла в угол и сказал:
- Я рад, что ясно вижу свои недостатки и сознаю их. Это поможет мне воскреснуть и стать другим человеком. Голубчик мой, если б ты знал, как страстно, с какою тоской я жажду своего обновления. И, клянусь тебе, я буду человеком! Буду! Не знаю, вино ли во мне заговорило, или оно так и есть на самом деле, но мне кажется, что я давно уже не переживал таких светлых, чистых минут, как сейчас у тебя...

"Плохой хороший человек" - экранизация повести А. П. Чехова "Дуэль".


"Лодку бросает назад, - думал он <Лаевский>, - делает она два шага  вперед  и  шаг назад, но гребцы упрямы, машут неутомимо веслами и не боятся  высоких  волн.Лодка идет все вперед и вперед, вот уже со и не видно, а пройдет с  полчаса,и гребцы ясно увидят пароходные огни, а через час будут  уже  у  пароходного трапа. Так и в жизни... В поисках за правдой люди делают  два  шага  вперед, шаг назад. Страдания, ошибки и скука жизни бросают их назад, но жажда правды и упрямая воля гонят вперед и вперед. И кто знает? Быть может, доплывут  до настоящей правды..."

Звонникова Л. А. «Ложные представления» // Заколдованный круг (проза А.П. Чехова), 1880—1904 / Л.А. Звонникова. М., 1998. С. 43—60. 1-я публ.: Скверная болезнь: к нравственно-художественной проблематике «Дуэли» // Вопросы литературы. 1985. № 3.

Герои повести не понимают ни себя, ни других, они заблуждаются во всём. «Художник разворачивает перед читателем бесконечную цепь их заблуждений, чтобы показать, как поступки людей, не овладевших своим представлением о жизни, делаются неуправляемыми, подобно любой стихии». Нравственный переворот, совершающийся в Лаевском, заключается в том, что он впервые начинает думать не о себе, а о других. Чеховеды спорят об этом перевороте потому, утверждает автор, что занимают позицию фон Корена, который и в финале судит о своем оппоненте по шаблону: «Какие мы с ним победители? Победители орлами смотрят…» Однако речь не о победе «царя пустыни», речь о победе человека над собой, о победе человеческого духа.

Линков В. Я. «Никто не знает настоящей правды» // Скептицизм и вера Чехова / В.Я. Линков. М., 1995. С. 24—41.

«Дуэль» — удивительное произведение, в котором Чехов повторил мысль «Огней», но придал ей полновесное звучание, поместив в духовный контекст классического романа XIX века. Более того, вне сравнения с романами русских реалистов её невозможно понять или легко понять превратно. Главное отличие: у предшественников Чехова не ставятся под сомнение возможность и право суда над героем, в «Дуэли» показана несостоятельность такого суда. Кроме того, в этой повести герои враждуют не потому, что занимают различные жизненные позиции, а потому, что им присущи одни и те же человеческие недостатки. «Дуэль», утверждает критик, строится как бы по антисхеме русского социально-психологического романа. В классическом романе выясняется, какова социальная ценность героя, у Чехова ставится вопрос о том, как жить человеку в данном конкретном мире, где «ничего не поймёшь» и «никто не знает настоящей правды».

Комментариев нет:

Отправить комментарий