понедельник, 12 ноября 2012 г.

"Литература – это такая аптечка, в которой всегда найдется что-то нужное для тебя..."

     Несколько слов к вопросу о том, "а зачем нам это надо?", прозвучавшему при напоминании д/з... А д/з было - ПРОЧИТАТЬ роман "Обломов". И вопрос прозвучал отнюдь не впервые... 
   Весьма кстати пришлось интервью с преподавателем литературы в школе «Интеллектуал», писателем и публицистом Ириной Владимировной Лукьяновой. 

Несколько тезисов из этого интервью.

- Учитель литературы приходит в старшие классы. У них Вконтакте, киносайты и весна на душе, у вас томик Достоевского или Шолохова. Вы к ним – о разумном, добром и вечном, они… мягко говоря, не так и рады. Можете описать спектр проблем, который возникает у вас как преподавателя литературы?


- Все же у каждого класса свое лицо... Если мы говорим о хороших детях в хороших школах, то они очень загружены. Они пашут с утра до вечера, особенно в старших классах. Им просто хочется немножко свободного воздуха... Я понимаю, что у них выпускной класс подходит к концу, и другого такого мая у них в жизни не будет. Нет, все равно, конечно, приходится их всячески их мытарить;)

-  Почему русская литература такая депрессивная? Зачем нам эта литература вообще? И какое отношение вся вот эта дремучая русская литература имеет к нашему сегодняшнему дню?

- Мы с одним классом, когда проходили «Войну и мир» и читали про смерть князя Андрея, говорили, как это важно – иметь образ такого вот светлого и счастливого ухода. Ведь герой уходит из жизни совершенно счастливый, лучезарный, абсолютно примиренный с жизнью. Князь Андрей умирает и весь светится. А такого в русской литературе вообще очень мало. У нас всех будут умирать близкие, и сами мы, в конце концов, умрем. Важно помнить о том, что умирание может быть не только беспросветным кошмаром, но и вот таким закатным светом…
Мой муж (писатель Д.Быков – прим.ред) как-то сказал, что литература – это такая аптечка, в которой всегда найдется что-то нужное для тебя. В ней всегда лежит какое-то стихотворение, нужное тебе прямо сейчас, какой-то ответ на твой вопрос. Я пытаюсь вместе со школьниками искать в литературе то, что им созвучно. Нам, когда нас что-то мучает, очень важно знать, что кто-то уже это думал, чувствовал и нашел свой ответ...

- Есть еще аргументы помимо аптечки?

– Нынешние старшеклассники – прагматики в значительной степени. Среди них есть люди, которые способны подойти на перемене, чтобы поговорить о раннем Маяковском или Гумилеве. А другие считают, что им все это вообще не нужно, ну разве только для аттестации, чтобы не было с ней лишних проблем. Бывает, что люди ходят на урок исключительно за этим и не особенно это скрывают.
Некоторые вообще не готовы говорить о поэзии, но их интересует, к примеру, Булгаков. А весь Серебряный век просто пролетает у них мимо ушей. Они не настроены на поэзию, не понимают ее, не говорят на этом языке, но вот Булгаков в них что-то важное задевает. Или не Булгаков, а Шолохов, к моему изумлению.
Русская литература – это не только психологическая аптечка, это еще и прикладное страноведение, она дает огромное количество актуальных сведений о стране и обществе, в котором мы живем. Куда ни ступи, то в Герцена попадешь, то в Салтыкова-Щедрина.

- Вспоминается, как Чулпан Хаматова на одном статусном Президентском мероприятии, после В. В. Путина и Ю. Башмета прочитала отрывок:
«Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье… Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч живущих в городе ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился. Мы видим тех, которые ходят на рынок за провизией, днем едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников, но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами. Всё тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания… И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно. Это общий гипноз. Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда – болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других» .
И как все были поражены смелостью и дерзостью и как современно звучали эти слова, и в каком напряжении были все до того, как Чулпан не назвала имени автора...

– Эта актуальность для нас, филологов, очевидна... У каждого писателя непременно обнаруживается что-нибудь остросовременное, созвучное со временем – даже если речь идет о давно отгремевших, никому не интересных, кроме историков литературы, скандалах. Сам набор проблем, с которыми в России сталкивается мыслящий человек, века с XVII изменился очень мало. Вот когда ты уже видел что-то в истории страны и в истории литературы — раз видел, другой раз, — то, по крайней мере, у тебя есть ушки на макушке и некоторая боевая готовность это встретить, когда оно случится в третий раз.

- О, если бы нас не заставляли читать в школе!

– Часто говорят, что в 13-14 лет ребенку не понять Достоевского и Чехова, часто слышишь удивление от взрослых – надо же, сел перечитывать «Капитанскую дочку» – это нельзя читать в школе – это только сейчас можно понять!!! Но лет в 25-30 человек не будет знать, где все это взять...

8 комментариев:

  1. Привет, Анна Владимировна!
    Я полностью прочитала интервью с Ириной Лукьяновой. И впечатлилась, конечно. Для статистики Вам решила кое-какие свои мысли изложить. Вдруг пригодятся когда-нибудь.
    Те вопросы, которые встают теперь, видимо, перед любым преподавателем литературы и русского языка, крайне печальны. И мне трудно понять, откуда у них растут ноги. Мне не понятно, с какой вообще стати встает у обучающихся вопрос - "зачем читать" или что-нибудь в стиле того, что "это все было 200 лет назад и не актуально". Темы и пути нравственных исканий не меняются, я полагаю, со времен появления человека на Земле. А во что их "завернуть", в фантик с изображением какой эпохи - дело десятое. Совершенно не важно в карете ездил Обломов или в мерседесе, на корабле плыл Чацкий или летел первым классом, в усадьбе жил Базаров или на испанской вилле.

    Ну, Вы понимаете. Горько и страшно, если люди, задающие такие вопросы, не понимают этого. Это какое-то обнищание духовное. Мне кажется так. Вообще, можно было бы списать на детей восьмидесятых, на детей перестроечных ( я имею в виду родителей), людей мятежного времени, на жертв этого времени, с размытыми идеалами и ценностями, не способными передать какие-то нравственные устои своим (ныне обучаемым) детям. Но, между нами говоря, по-моему, это чушь. Быть Человеком нужно и возможно вопреки и несмотря на. История знает тому массу примеров.
    А разговоры о том, что Достоевского или Пушкина надо читать в зрелом возрасте, на мой взгляд, лишены смысла. Достоевского и Пушкина нужно перечитывать, чтобы каждый раз открывать для себя что-то новое. Но все эти переживания, эмоции, нюансы тоски необходимо прочувствовать в юном возрасте, в возрасте, когда душа еще гибка и не закостенела. Когда на ней еще могут оставаться шрамы от прочитанного.

    Именно поэтому, мне кажется, на меня произвели такое впечатление прочитанные лет в 12 "Ночевала тучка золотая" Приставкина и "Повелитель мух" Голдинга. Согласитесь, это очень жесткие вещи. Но именно их нужно было прочесть ребенку, подростку, еще не столкнувшемуся в полной мере с реальной жизнью, где люди стреляют в своих сослуживцев или избивают на морозе связанных собак, чтобы почувствовать эти боль и ужас от несправедливости, жестокости, иррациональности окружающего мира, чтобы через эту боль придти к осознанию, что таким быть нельзя и невозможно. И я считаю, что нечего оберегать детей от ужасов жизни, жизни, описанной в этих книгах, надо их уберечь от возможности стать чудовищем, стать чудовищем куда страшнее.

    Грибоедов сказал, что "горе от ума", а в Библии сказано, что "многие знания - многие печали". Сомнения, печали и чувство одиночества - вечные спутники людей думающих, людей обращенных в духовность. Но это часть человеческой природы, запечатленная в классике. И абстрагироваться от них, значит, по моему мнению, бежать от себя.
    Таков мой ответ на прочитанное.
    Извините, что так длинно.
    Надеюсь, Вам мой отзыв когда-нибудь пригодится. Хоть он и сумбурен.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ДУМАЮЩИЙ ты человек, LUCIA... ДУМАЮ над сказанным тобой.
      Копирую отрывок из нашей переписки по вопросу из "ВКонтакте" -
      "...вот в этом - "надо их уберечь от возможности стать чудовищем" - , извиняюсь за пафос, мессианство того человека, который выбрал для себя Голгофу учительского стола... Для меня лично - именно так. Под каждым твоим тезисом и под всем текстом в целом подписываюсь." АВ

      Удалить
  2. Большое спасибо,очень интересный пост.Думаю,что после этого люди не будут задавать глупых вопросов и займутся чтением интересных и главное нужных книг!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да,Valery, это будет хорошо и правильно.

      Удалить
  3. Читать нужно всегда и перечитывать, чтобы по-новому понять...Сейчас постоянно вижу в транспорте читающих людей с планшетами. Но только не Пушкина они читают, а современных авторов...А о чем они пишут, мы догадываемся. Наверное, не о нравственных высотах и размышлениях...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Почему же "не о нравственных высотах и размышлениях"? Даже если не о высоком, но - о ВАЖНОМ, важном здесь и сейчас, значит, Слово Другого находит отклик. Пусть этот Другой не Пушкин, но диалог есть, но кто-то сказал о том, что важно для тебя. Или пусть важно не для тебя - для него. Важно ведь уметь и выслушать...
      А школьная классика - как таблица умножения. Не зная её, вряд ли будет основа для "высшей математики" свободного плавания в современных текстах, самой разной тематики/проблематики и степени художественности. Основы для того, чтобы "зерна от плевел", как говорится...

      Удалить
  4. Мой 10 класс с удовольствием читает " Обломова", а я - на высоте. Что - то видно затронуло их. Такую презентацию приготовили, а сейчас будем смотреть фильм. Сами скачают, принесут ноутбук ... и смотрим. Нет, есть еще дети, читающие классику и размышляющие о ней.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Конечно, есть, и очень интересно сопоставлять "разновозрастные" восприятия - их, подростковое, своё, уже взрослое, и своё - давнее, школьное. Как раз опыт работы с романом "Обломов" даёт отличную основу для такого сопоставления. Мы вот дочитаем - и послушаем любопытную дискуссию между Д. Баком и П.Санаевым из "Культурной революции". Заходите, приглашаем Вас и Ваших ребят!

      Удалить