воскресенье, 18 ноября 2012 г.

"Мариенбадское чудо": рождение шедевра

И. А. Гончаров.
Худ. И. Крамской
     Полтора века тому назад в тогдашний Мариенбад (сейчас курортный город Марианске-Лазне), что на западе Чехии, приехал «на воды» русский писатель Иван Гончаров. Приехал угрюмый, нездоровый, с черновыми набросками романа о помещике-лежебоке. Персонаже, который ему никак не давался почти десять лет.

    Через полтора месяца в Россию через Европу возвращался совсем другой Гончаров: помолодевший, окрепший, повеселевший. Он вез с собой почти готовую рукопись «Обломова», книги, которая принесет ему мировую известность. В истории литературы этот невероятный случай носит название «мариенбадского чуда».   


      Биографы Гончарова впоследствии все перерыли в поисках истоков «мариенбадского чуда» - и бессильно опускали руки: нет тому рационального объяснения. Констатируют, что Гончарова посетила Муза, вот он и сам в одном из писем упоминает, что пишет вроде как под диктовку, как будто рядом сидит кто-то и говорит, что писать... И он молится, чтобы не оставила его эта мощная тайная сила, озаряющая картины творимой из ничего жизни...

     "Гончаров работает в Мариенбаде за письменным столом всего по пять часов в сутки (с 10 утра до 3 пополудни, пишет автор биографии Гончарова, вышедшей в серии "ЖЗЛ", Юрий Лощиц. -  То есть он пишет, по минимальному подсчету, от 14 до 16 машинописных  стандартных страниц е ж е д н е в н о (разбивка Лощица)! Три страницы в час. Это как бы почти под диктовку. Скорость начинающей стенографистки. Или скорость конспектирующего студента". 

     И это не один день, и не два, а ежедневно свыше месяца. Нам, изленившимся за своими компьютерами, не лишне напомнить, что писано-то рукой и тогдашним пером, которое то и дело надо было обмакивать в чернильницу. Кто не верит, что от этого судороги появляются, пусть попробует... Даже чисто физически – каторжный был труд.
     А ведь важно еще, что пишешь! Это же не письмо на деревню дедушке, а таким вот адским темпом летом 1857 года в Мариенбаде сочиняется не просто большой по объему роман, не просто один из лучших русских романов ХIХ века, но создается мировая классика, лепится характер, который, как подметил Лощиц, со временем будет поставлен в один ряд с образами Гамлета, Фауста, Дон-Кихота...  Создается само понятие «обломовщина».    

Спасибо за ссылку - блогу "После уроков".

Комментариев нет:

Отправить комментарий