среда, 14 ноября 2012 г.

"Жалко, что вы за мной не записываете")))

Настраиваемся на погружение в мир русского классического романа второй половины XIX века!

          

Немного об истории жанра.
    
Русский роман имеет свои характерные особенности развития, обусловленные своеобразием исторического процесса этой страны. 
       В древней русской литературе господствует безраздельно основанная на церковной догме идеология, в пределах к-рой религиозное миропонимание заняло центральное место. Поэтому и литература той эпохи была целиком проникнута религиозно-моралистическими настроениями; она ... создала своеобразные формы политической эпопеи («воинские повести») и эпопеи религиозной («жития»). 
     Русский роман начал складываться в эпоху усиления торгово-буржуазных отношений внутри феодального строя, накануне петровских «преобразований». С той поры и до начала XX века, т. е. на протяжении всего около 200 лет, русский роман прошел весь тот путь исторического развития, на к-рый французскому роману понадобилось до шести столетий. 
     К началу XVIII в. из моралистической, нравоописательной повести («Горе-злосчастье», «Савва Грудцин» и др.) выросла постепенно мещанская новелла, ярким образцом которой является «Повесть о Фроле Скобееве». Из этой почвы во второй половине XVIII в. возникает мещанская струя личного художественного творчества, изобилующая авантюрными романами (Ив. Новиков, М. Комаров, а в особенности М. Чулков со своей «Пригожей поварихой»). Параллельно с этим в аристократической дворянской литературе бытуют переводные авантюрно-рыцарские романы, главным образом французские, по образцу которых и русские  писатели эпохи классицизма пытаются создать собственные произведения. Наряду с этим в самом конце XVIII и начале XIX вв. под пером Измайлова, Нарежного и др. возникает нравоучительный роман приключений, совмещающий в себе идиллические и сатирические зарисовки нравов провинции и столицы. 
      В 20—30-х гг. XIX в. и мещанский и дворянский авантюрный «нравоописательный» роман продолжает развиваться. На пути первого из них мы встречаем и Булгарина («Иван Выжигин») и др. Линия дворянского нравоописательного и изобличительного романа идет от Нарежного и Квитки-Основьяненка («Пан Халявский») и замыкается Гоголем. 
     Параллельно с этим в передовых слоях столичного дворянства очень рано возникает социально-бытовой реалистический роман, опирающийся на соответствующие образцы английского и французского романа. «Евгений Онегин» Пушкина и «Герой нашего времени» Лермонтова становятся образцами для целой плеяды романистов 50—60-х гг., представителей различных слоев дворянства и либеральной буржуазии. Из них Тургенев, Гончаров и особенно Л. Толстой достигают большой высоты своими реалистическими романами. В их произведениях, написанных в разных стилях, мы находим ... большую глубину типизирующих обобщений социальной действительности, соединенную с ... силой изобразительной индивидуализации образов. 
     Особняком стоят Лесков, Достоевский... особо стоят и Герцен, Чернышевский, Помяловский, посвятившие свои романы разрешению социальных проблем. 
    Последующий период дает такие произведения, как «Анна Каренина» и «Воскресение» Толстого, хотя одновременно начинается падение русского романа, обусловленное постепенным загниванием дворянско-буржуазной общественности. 
     В 70—80-х гг. появляется множество охранительных реакционных романистов (Маркевич, Крестовский, Авсеенко и др.), стоящих на чрезвычайно низком познавательном уровне. 
      В 90—900-х гг. русские символисты пользуются формой романа для выражения своих мистических, романтических чаяний («Огненный ангел» Брюсова, «Серебряный голубь», «Петербург» Белого, трилогия Мережковского и т. п.). В этих романах мы не встречаем уже той силы и глубины обобщений, которые были свойственны буржуазно-дворянским романам средины века. Здесь герои оказываются не столько типическими фигурами социальной действительности, сколько выражением смутных романтических настроений автора. В соответствии с этим в своем сюжете символисты уходят или в отдаленные эпохи истории или создают исключительные ситуации с элементами фантастики. 
      Некоторые дворянские беллетристы пытаются в это время продолжать традиции романаов классиков-реалистов. Но большинство талантливейших русских прозаиков этой эпохи начали явно отходить от жанра (Короленко, Чехов, Бунин, Андреев, Куприн). Некоторые из них пытаются дать большие, усложненные сюжеты, но не имеют в этом успеха и в лучшем случае создают аморфные статические повести вроде «Деревни» Бунина. 
      Наоборот, писатели революционного пролетариата в эпоху войн и революций продолжают линию реалистического романа. Горький, за ним Серафимович и другие писатели создают широкие повествовательные полотна, в которых реалистическое изображение действительности звучит призывом к переделке ее («Мать» Горького например). 
     После Октября стремление к широким эпическим формам оказывается главенствующим в советской литературе (Шолохов, Фадеев, Панферов, А. Н. Толстой, Леонов, Эренбург, Шагинян и др.). Но сам жанр романа в связи с новым характером действительности претерпевает изменения. Классический пример нового романа — «Жизнь Клима Самгина» Горького. Здесь дано художественное изображение событий 40 лет. Насыщенный множеством образов-типов, этот роман свидетельствует о новом расцвете жанра. Но расцвет этот окажется повидимому одновременно и трансформацией ромна как жанра. Новая эпоха с новым социальным самосознанием требует и иных жанровых форм...

Для интересующихся подробной историей жанра романа в мировой литературе - источник.

Комментариев нет:

Отправить комментарий