воскресенье, 16 сентября 2012 г.

"Умри, Денис, лучше не напишешь..."

     Так, по сообщению князя Петра Вяземского, фаворит Екатерины II Потёмкин якобы сказал автору комедии после ее первого представления (1782): «Умри, Денис, или больше ничего уже не пиши» (Вяземский П. А. Полн. собр. соч. Т. V. СПб., 1880). А в журнале «Русский вестник» (1808, № 8) эта фраза была приведена в таком варианте: «Умри теперь, Денис, или хоть больше ничего уже не пиши: имя твое бессмертно будет по этой одной пьесе».
       Тем не менее, как следует из многих исследований по истории русской литературы, эта легенда, в любой интерпретации сказанного Потёмкиным, не имеет под собой никаких реальных оснований. Князя Потемкина на премьере «Недоросля» в Петербурге не было (он находился в это время на юге России), и относился он к Д. И. Фонвизину не слишком благосклонно, поэтому столь восторженная реакция с его стороны представляется весьма маловероятной.


И всё же, действительно, - имя Фонвизина "бессмертно будет по одной этой пьесе". 1781 год - а как сегодня написано! Про сегодня и для сегодня. Перечитайте, убедитесь - что ни слово,  то бриллиант, что ни диалог, то - про вечное и про современное:

- А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет, другое, дитя и без узкого кафтана деликатного сложения. Скажи, болван, чем ты оправдаешься? - (г-жа Простакова)
- Да ведь я, сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну да извольте отдавать портному. - (Тришка; портной)
- Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение! - (г-жа Простакова)
- Да ведь портной-то учился, сударыня, а я нет. - (Тришка)
- Еще он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да первоет портной у кого же учился? Говори, скот. - (г-жа Простакова)
- Да первоет портной, может быть, шил хуже и моего. - (Тришка)

- Это грамматика. Что ж вы в ней знаете? - (Правдин Митрофану)
- Много. Существительна да прилагательна... - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- Дверь, например, какое имя: существительное или прилагательное? - (Правдин)
- Дверь? Котора дверь? - (Митрофан)
- Котора дверь! Вот эта. - (Правдин)
- Эта? Прилагательна. - (Митрофан)
- Почему ж? - (Правдин)
- Потому что она приложена к своему месту. Вон у чулана шеста неделя дверь стоит еще не навешена: так та покамест существительна. - (Митрофан)
- Так поэтому у тебя слово дурак прилагательное, потому что оно прилагается к глупому человеку? - (Стародум Митрофану)

 Век живи, век учись, друг мой сердешный! - (г-жа Простакова Митрофану)
 
- Ты хоть для виду поучись... - (г-жа Простакова)
- Ну! А там что? - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- А там и женишься. - (г-жа Простакова)
- Слушай, матушка, я те потешу. Поучусь; только чтоб это был последний раз и чтоб сегодни ж быть сговору. - (Митрофан)
- Придет час воли божией! - (г-жа Простакова)
- Час моей воли пришел. Не хочу учиться, хочу жениться. - (Митрофан)
 Имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время. На все прочее мода: на умы мода, на знания мода, как на пряжки, на пуговицы. (...) Без нее (без души) просвещеннейшая умница - жалкая тварь. (С чувством.) Невежда без души - зверь. - (Стародум)
- Люди не одному богатству, не одной знатности завидуют: и добродетель также своих завистников имеет. Они всею силою стараются развратить невинное сердце, чтобы унизить его до себя самих. - (Стародум)
- Возможно ль, дядюшка, чтоб были в свете такие жалкие люди, в которых дурное чувство родится точно от того, что есть в других хорошее. Добродетельный человек сжалиться должен над такими несчастными. - (Софья; племянница Стародума)
- Они жалки, это правда; однако для этого добродетельный человек не перестает итти своей дорогой. Подумай ты сама, какое было бы несчастье, ежели б солнце перестало светить для того, чтоб слабых глаз не ослепить? - (Стародум)
- Да скажите же мне, пожалуйте, виноваты ли они? Всякий ли человек может быть добродетелен? - (Софья)
- Поверь мне. Всякий найдет в себе довольно сил, чтоб быть добродетельну. Надобно захотеть решительно, а там всего будет легче не делать того, за что б совесть угрызала. - (Стародум)
- Кто ж остережет человека, кто не допустит до того, за что после мучит его совесть? - (Софья)
- Кто остережет? Та же совесть. Ведай, что совесть, как друг, всегда остерегает прежде, нежели как судья наказывает. - (Стародум)
- Итак, вы отошли от двора ни с чем? - (Правдин)
- Как ни с чем? Табакерке цена пятьсот рублев. Пришли к купцу двое. Один, заплатя деньги, принес домой табакерку. Другой пришел домой без табакерки. И ты думаешь, что другой пришел домой ни с чем? Ошибаешься. Он принес назад свои пятьсот рублев целы. Я отошел от двора без деревень, без ленты, без чинов, да мое принес домой неповрежденно, мою душу, мою честь, мои правила. - (Стародум)
- С вашими правилами людей не отпускать от двора, а ко двору призывать надобно. - (Правдин)
- Призывать? А зачем? - (Стародум)
- За тем, за чем к больным врача призывают. - (Правдин)
- Мой друг! Ошибаешься. Тщетно звать врача к больным неисцельно. Тут врач не пособит, разве сам заразится. - (Стародум)
Ещё афоризмы от Фонвизина, не только из "Недоросля", но и из "Всеобщей придворной грамматики", - тут.

Небольшой фильм о Фонвизине и истории пьесы:


Комментариев нет:

Отправить комментарий